среда, 17 апреля 2013 г.

Говорит Одри Хёпберн.


Прекрасные слова сказанные прекрасной женщиной.


Прекрасны те уста, которые часто произносят добрые слова.
Прекрасны те глаза, которые стараются видеть в людях одно только хорошее.
Стройной будет фигура у того, кто разделит свою еду с голодным.
И волосы станут как шелк, если их каждый день будет гладить ребенок.
Обожаю людей, которые заставляют меня смеяться. Я правда думаю, что смеяться — это то, что я люблю больше всего. Это лечит множество болезней. Возможно, это самое важное в человеке.
Я родилась с невероятным желанием любви и страстной потребностью дарить её.
Красота женщины в заботе, которую она дарит с любовью, и в страсти, которую она не скрывает.
Красота женщины возрастает вместе с ее годами.
Люди гораздо больше, чем вещи, нуждаются в том, чтобы их подобрали, починили, нашли им место и простили; никогда никого не выбрасывайте…

четверг, 11 апреля 2013 г.

Афоризмы от Коко Шанель о жизни, любви, счастье и женщинах.

Коко Шанель - как много в этом звуке, для сердца женского сплелось. Интересно найдется ли хоть одна женщина, живущая в цивилизованной стране, которая не слышала бы это имя?

Каждое её высказывание, как откровение, как руководство к действию. Судите сами.
 
О красоте:

В 20 лет у вас лицо, которое дала вам природа; в 30 лет у вас лицо, которое вылепила вам жизнь; а в 50 у вас лицо, которого вы заслуживаете.
 
Ваше лицо в двадцать лет дано вам природой; каким оно будет в пятьдесят, зависит от вас.

Возраст для женщины — не самое главное: можно быть восхитительной в 20 лет, очаровательной в 40 и оставаться неотразимой до конца дней своих.

 Если девушка не красится, то она слишком высокого мнения о себе. 

Живое не может быть уродливым.
 
О моде и вкусе: 

Безвкусица имеет пределы, только хороший вкус бесконечен.

Выбирая аксессуары, снимите то, что надели последним.
 
Духи говорят о женщине больше, чем её почерк.
 
Говорят, что женщины одеваются ради женщин, что их вдохновляет дух соперничества. Это правда. Но если бы на свете больше не осталось мужчин, они перестали бы одеваться.

Женщина должна одеваться так, чтобы её было приятно раздевать.
 
Если вас поразила красотой какая-нибудь женщина, но вы не можете вспомнить, во что она была одета, — значит она была одета идеально. 
 
 Моды больше не существует. Её создают для нескольких сотен людей.

Молодёжная мода — плеоназм, старческой моды не бывает.
 
О любви и мужчинах:
 
Если Бог — мужчина, то мужчина — бог.
Секс — главное в жизни мужчины, а женщина — это только средство.
Женщины, как правило, гораздо тщательнее выбирают для себя ночную рубашку, чем мужа.
Старость не защищает от любви, но любовь защищает от старости.
За любовь платишь в рассрочку, и большей частью, увы, когда любовь уже кончилась.
Мужчина способный на поступки, обречен быть любимым!


О жизни:
 
Если вы хотите иметь то, что никогда не имели, вам придётся делать то, что никогда не делали.

Если ты родился без крыльев, не мешай им расти.

Есть время работать, и есть время любить. Никакого другого времени не остаётся.
 
Есть люди, у которых есть деньги, а есть богатые люди.
Женщина беспокоится о будущем, пока не выйдет замуж. Мужчина не беспокоится о будущем, пока не женится.

Мне наплевать, что вы обо мне думаете. Я о вас не думаю вообще.   (Je m’en fiche de ce que vous pensez de moi. Je ne pense pas du tout a vous.)




Каждая женщина имеет тот возраст, который заслуживает.
Красота нужна нам, чтобы нас любили мужчины; а глупость — чтобы мы любили мужчин.
Люди увлекаются не модой, а лишь теми немногими, кто её создаёт.




Мода, как и архитектура, вопрос пропорций.
Мода, не нашедшая признания широких масс, уже не мода.
Мода проходит, стиль остаётся.

ода — это то, что выходит из моды.

La mode se démode, le style jamais.


Не всякая женщина рождается красивой, но если она не стала такой к 30 годам — она просто напросто глупа.
Не знаю, почему женщины требуют всего того, что есть у мужчин. Ведь у женщин, среди прочего, есть мужчины.
Ничто так не старит женщину, как слишком богатый костюм.
Он находил время, чтобы заниматься мною и чтобы изменять мне каждый день.
Остерегайтесь оригинальности; в женской моде оригинальность может привести к маскараду.
Отвращение часто наступает после удовольствия, но часто и предшествует ему.
Очень дорогая одежда старит.
После пятидесяти в счёт идут уже дни.

Принято считать, что роскошь — противоположность нищеты. Нет, роскошь — противоположность вульгарности.

Le luxe, ce n'est pas le contraire de la pauvreté mais celui de la vulgarité.
Роскошь должна быть удобной, иначе это не роскошь.
  •  
Самое лучшее в любви — это заниматься ею.


Le seul intérêt de l'amour c'est de faire l'amour... Dommage qu'il faille un homme pour ça!


Так вот что такое слава: одиночество.
Уход за собой должен начаться с сердца, в противном случае никакая косметика не поможет.
Чем хуже у девушки дела, тем лучше она должна выглядеть.
Чтобы быть незаменимой, нужно всё время меняться.
Я люблю, когда мода выходит на улицу, но я не люблю, когда она оттуда приходит.
 
И самое на мой взгляд, главное:
 
"Всё в наших руках, поэтому их нельзя опускать!"
 По материалам Викицитатника.

вторник, 9 апреля 2013 г.

Я просто восхищаюсь актрисой Одри Хепберн. Изящная, грациозная - она для меня символ истинной женственности. Особенно её героиня в фильме "Завтрак у Тиффани". Готова пересматривать бесконечно.
Говорят на эту роль хотели взять Мерлин Монро, но вряд ли у неё героиня получилась бы такой утонченной. Ведь утонченность была у Одри в крови. Её мать баронесса Элла ван Хеемстра принадлежала  древнему аристократическому роду. Семейство Ван Хеемстра начинало свою историю от начала XVI века и включало в себя длинную череду аристократов — землевладельцев, армейских офицеров в высоких чинах, государственных служащих и придворных. Взгляните хотя бы на это поместье Дорн, где прошло детство Эллы.


В баронессе Элле текла смесь множества кровей — голландской, французской, венгерской. Возможно это обусловило её активный характер. Она  была дважды замужем. За первого мужа, Яна (Хендрика) ван Уффорда, нидерландским дворянином королевского конюшего, она вышла замуж ещё до двадцатилетия. Замужество было непродолжительным. От первого брака Элла родила двоих детей Яна и Александра.Со своим вторым мужем ирландцем Джоном Виктором Растон Хепбёрном баронесса познакомилась предположительно во время своего медового месяца на Яве, где будущий отец Одри числился почетным консулом. John Victor Ruston Hepburn был загадочной личностью. Никто не может точно сказать откуда он взялся. Большая часть информации о его происхождении слухи. Некоторые считали, что он родился в Лондоне, многие думали, что в Австралии, так как он хорошо знал страны и острова Тихого океана. Первый документ, где упоминается его имя  — это список министерства иностранных дел за 1923—1924 годы, в котором он числился почётным консулом в Сумаранге на Яве.
Брак между Эллой и Джозефом был заключён 7 сентября 1926 года в Джакарте. После возвращения в Европу семья расположилась в Бельгии, в пригороде Брюсселя.
4 мая 1929 года  у них родилась дочь Одри Кэтлин Растон.
Детство Одри вряд ли можно назвать тихим. Её родители часто ссорились. Характеры супругов оказались несовместимыми.
 Кроме того в 1930-е годы родители Одри оказались вовлечены в политику, что так же не добавляло спокойствия в их семейную жизнь. Поддерживая нацистов, Хепберн-Растоны посещали различные нацистские сборища в Германии и выступали против еврейского доминирования в банковском деле и торговле.  Джозеф не числился в списках партии и не ставил своей фамилии под манифестами, Элла же была включена в список активных сторонников Британского союза фашистов, написала несколько статей в их издание «Чёрная рубаха».
Родители Одри расстались в 1935 году, после скандала, устроенного Эллой, заставшей мужа в постели с няней, присматривавшей за детьми. После чего  Хепбёрн-Растон ушел из семьи. Мать Одри была строгой женщиной, а отец был более добродушным, поэтому девочка предпочитала его. Уход отца Одри называла самым болезненным моментом в своей жизни. Много лет спустя с помощью Красного Креста она отыскала отца в Дублине и поддерживала его материально вплоть до его смерти. Его судьба сложилась не легко. Джозеф продолжил сотрудничество с нацистами, став директором европейского пресс-агентства в Лондоне, занимавшимся нацистской пропагандой в Англии и сбором секретной информации для рейха. На основании «Постановления 18-В» был арестован в 1940 году, первоначально содержался в Брикстоне, затем, после первых воздушных налётов на Лондон, в концентрационном лагере, развёрнутом в Эскоте, затем в Волтонской тюрьме в Ливерпуле, а затем был переведен в лагерь Певерил. Пробыл в заключении до апреля 1945. После освобождения поселился в Дублине, где и прожил до конца своих дней, умер предположительно в 1980 году.

После развода родителей в 1935 году Хепбёрн жила с матерью в Арнеме (Нидерланды), посещала частные школы в Англии и Нидерландах. Она очень любила рисовать. Некоторые из её детских рисунков сохранились
Когда разразилась Вторая мировая война и наступил период немецкой оккупации Одри приняла псевдоним Эдда ван Хеемстра, подправив для этого документы своей матери. Это были тяжелые времена. Её мать отреклась от своих нацистских взглядов после оккупирования немцами Арнема и стала оказывать помощь группе Сопротивления. Одри исполняла балетные номера, чтобы собрать средства для подполья. За участие в движении Сопротивления дядя и двоюродный брат матери Одри были расстреляны. Брата Одри забрали в немецкий концлагерь.Особенно тяжело пришлось зимой 1944 года. Наблюдался острый недостаток продовольствия. Без тепла и пищи жители Нидерландов голодали, некоторые замерзали прямо на улицах. Вследствие недоедания у Одри Хепбёрн появились проблемы со здоровьем - развилась анемия, заболевания дыхательной системы и отечность. Она лежала в кровати и читала, пытаясь забыть про голод. Возможно это послужило причиной депрессии, которой она страдала в последующие годы. Но, как впоследствии вспоминала Одри, эти времена были не так уж плохи, и она не смотря ни на что была в состоянии радоваться светлым периодам детства. В 1992 году Хепбёрн сказала в интервью: «Пока у ребёнка есть определённый минимум, он совершенно счастлив. Я помню, что нам бывало очень весело. Мы же не сидели на полу и не плакали пять лет подряд. Конечно, висела тень страха и репрессий, и происходили страшные вещи…» 
После освобождения Нидерландов стало лучше с продовольствием, в страну начала поступать гуманитарная помощь. Одри как-то упоминала, что однажды съела целую банку сгущёнки, а потом заболела от одного из блюд гуманитарной помощи, потому что насыпала слишком много сахара в овсянку. Поскольку ЮНИСЕФ спас её в ранней юности, она впоследствии пожелала вернуть этот долг и с 1954 года начала выступать в их радиопередачах.

В 1945 году, после окончания войны, Хепбёрн заканчивает арнемскую консерваторию и переезжает в Амстердам, где она и её мать работали медсестрами в доме ветеранов. Параллельно с работой в 1946 году Хепбёрн берет уроки балета у Сони Гаскелл[9]. В 1948 Одри приезжает в Лондон и берет уроки танца у прославленной Мари Рамберт, педагога Вацлава Нижинского, одного из величайших танцоров в истории. Вероятно, Хепбёрн спрашивала Рамперт о своих перспективах в балете. Рамперт заверила её, что она может продолжать работать и будет иметь успех как балерина, но её рост (примерно 1 м 70 см) в сочетании с хроническим недоеданием во время войны не позволит ей стать прима-балериной. Хепбёрн прислушалась к мнению педагога и решила посвятить себя драматическому искусству, карьере, в которой у неё хотя бы был шанс преуспеть. Когда Одри стала звездой, Мари Рамберт сказала в интервью: «Она была чудесной ученицей. Если бы она продолжала заниматься балетом, она была бы выдающейся балериной». Мать Хепбёрн работала на унизительных для аристократки условиях, чтобы прокормить семью. Одри должна была зарабатывать сама, и карьера актрисы казалась самым естественным решением.

Её актёрская карьера началась с учебного фильма «Голландский за семь уроков». Затем она играла в музыкальном театре в таких постановках, как «Высокие ботинки на пуговицах» и «Пикантный соус». Первым собственно художественным фильмом для Хепбёрн стал британский фильм «One Wild Oat», в котором она играла девушку-регистратора в отеле. Она сыграла несколько второстепенных и эпизодических ролей в таких фильмах, как «Рассказы молодых жён», «Смех в раю», «Банда с Лавендер Хилл» и «Дитя Монте-Карло».

Первая крупная роль Одри Хепбёрн в кино состоялась в 1951 году в фильме «The Secret People», в котором она играла артистку балета. Одри занималась балетом с детства и завоевала одобрение критики благодаря своему таланту, который она продемонстрировала в фильме. Правда, учителя считали её «слишком высокой» для профессиональной танцовщицы, поскольку с её ростом она оказалась выше, чем многие танцоры-мужчины.
Грегори Пек и Одри Хепбёрн в фильме «Римские каникулы» (1953)

Во время съемок фильма «Дитя Монте-Карло», Хепбёрн была утверждена на главную роль в Бродвейской постановке «Жижи», премьера которой состоялась 24 ноября 1951 года. Утверждают, что автор пьесы Сидони Колетт, впервые увидев Хепбёрн, якобы сказала «Вуаля! Вот наша Жижи!». Одри завоевала Theatre World Award за эту роль. Сама пьеса полгода с успехом шла в Нью-Йорке.

Затем ей предложили главную роль в голливудском фильме «Римские каникулы», где её партнером был Грегори Пек. Изначально планировалось поместить имя Пека крупными буквами над названием фильма, а внизу приписать имя Одри Хепбёрн. Пек позвонил своему агенту и добился, чтобы имя Хепбёрн было напечатано так же, как и его собственное, поскольку он уже тогда предсказывал, что Хепбёрн получит «Оскар» за эту роль. В 1953 году она получила награду за лучшую женскую роль (Academy Award for Best Actress). Ходили слухи о романе между нею и Пеком, но оба категорически отрицали подобные утверждения. Хепбёрн, однако, добавила: «Вообще-то надо быть немного влюблённым в своего партнёра и наоборот. Если вы собираетесь изображать любовь, вам надо чувствовать её. Иначе ничего не получится. Но не обязательно уносить её за пределы сцены».
Звезда Голливуда

После «Римских каникул» Хепбёрн снималась в фильме «Сабрина» с Хамфри Богартом и Уильямом Холденом. С последним у неё даже завязался роман. Одри надеялась выйти за него замуж и иметь детей. Она прервала свои отношения с Холденом, когда тот признался ей, что перенёс вазектомию.

В 1954 году Одри вернулась на театральную сцену в роли русалки в пьесе «Ундина», где её партнёром был Мел Феррер, за которого она в этом же году вышла замуж и позже в 1960 году родила сына Шона. За свою роль в «Ундине» Хепбёрн получила премию «Тони» за лучшую женскую роль в 1954 году. Эта премия, полученная всего лишь через шесть недель после «Оскара», упрочила её репутацию актрисы как кино, так и театра. К середине 50-х Хепбёрн также стала признанной законодательницей мод. Её внешность в стиле gamine и широко признанное чувство шика имели массу поклонников и подражателей. Так например, после выхода фильма «Сабрина» глубокий четырёхугольный вырез стали называть «Сабрина-декольте».

Став одной из самых популярных приманок для зрителя, Одри Хепбёрн снималась вместе с другими ведущими актёрами, такими как Фред Астер в «Забавной мордашке», Морисом Шевалье и Гарри Купером в «Любви после полудня», Джорджем Пеппардом в «Завтраке у Тиффани», Кэри Грантом в восторженно принятом критикой хите «Шарада», Рексом Харрисоном в «Моей прекрасной леди», Питером О’Тулом в «Как украсть миллион» и Шоном Коннери в фильме «Робин и Мэриан». Многие из её сценических партнёров стали впоследствии её друзьями. Рекс Харрисон назвал Одри своей любимой партнёршей. Кэри Грант любил баловать её, и однажды сказал: «всё, чего я бы хотел в подарок на Рождество, — это сняться ещё в одном фильме с Одри Хепбёрн».

Грегори Пек стал её другом на всю жизнь. После кончины Хепбёрн Пек вышел на камеру и со слезами в голосе прочитал её любимое стихотворение «Unending Love» («Вечная Любовь»). Кое-кто считал, что Хамфри Богарт не ладил с Хепбёрн, но это неправда. Богарт ладил с Одри лучше, чем кто-либо другой на сцене. Позднее Хепбёрн сказала «Иногда именно так называемые „крутые парни“ на поверку оказываются самыми мягкосердечными, такими как Богарт был со мной».
Одри Хепбёрн в фильме «Завтрак у Тиффани» (1961)

Роль Холли Голайтли, сыгранная Хепбёрн в фильме «Завтрак у Тиффани» 1961 года, превратилась в один из самых культовых образов американского кино XX века. Хепбёрн назвала эту роль «самой джазовой в своей карьере». Когда её спросили, в чём заключалась сложность этой роли, Хепбёрн сказала: «Я интроверт. Играть девушку-экстраверта оказалось самой сложной вещью, которую я когда-либо делала». На съёмках она носила очень стильную одежду (в том числе знаменитое «маленькое чёрное платье», ставшее после выхода фильма на экраны настоящим хитом), созданную ею в соавторстве с Живанши, и добавила высветленные пряди к своим каштановым волосам. Найденный таким образом стиль она сохранила и вне съёмок. Дружбу с Живанши актриса пронесла через всю жизнь, став его постоянной клиенткой. Свои первые духи L`Interdit Юбер посвятил именно Одри.

Одри Хепбёрн снималась в 1964 году в мюзикле «Моя прекрасная леди», появления которого ждали с нетерпением, достойным «Унесённых ветром». Хепбёрн была выбрана на роль Элизы Дулиттл вместо Джули Эндрюс, которая уже играла эту роль на Бродвее. Решение не приглашать Эндрюс было принято ещё до того, как Хепбёрн была утверждена на роль. Изначально Хепбёрн отклонила предложение и попросила Джека Уорнера отдать роль Эндрюс, но когда ей сообщили, что снимать будут либо её, либо Элизабет Тейлор, она согласилась. По словам статьи в Soundstage magazine, «все согласились, что если Джулии Эндрюс не будет в фильме, Одри Хепбёрн является отличным выбором». Кстати, Джулия Эндрюс должна была играть в «Мэри Поппинс», фильме, который выходил в том же году, что и «Моя прекрасная леди».

Хепбёрн записала вокальные партии для роли, но впоследствии профессиональная певица Марни Никсон перепела все её песни. Говорят, что Хепбёрн в гневе покинула съёмки после того, как ей рассказали об этом. На следующий день она вернулась с извинениями. Плёнки с записью некоторых песен в исполнении Хепбёрн все ещё существуют и были включены в документальные фильмы и DVD версию фильма. Некоторые вокальные номера в исполнении Хепбёрн всё же остались в фильме. Это «Just You Wait» и отрывки из «I Could Have Danced All Night».

Интрига по поводу раздачи ролей достигла своей кульминации в сезоне 1964—1965 гг., когда Хепбёрн не была номинирована на «Оскар», тогда как Эндрюс выдвигалась за роль Мэри Поппинс. По приближении церемонии СМИ пытались сыграть на соперничестве двух актрис, хотя обе женщины отрицали, что между ними существуют какие-либо разногласия. Джулия Эндрюс получила свой «Оскар» за лучшую женскую роль.

С 1967 года после пятнадцати весьма успешных лет в кинематографе, Хепбёрн снималась от случая к случаю. После развода со своим первым мужем Мелом Феррером она вышла замуж за итальянского психиатра Андреа Дотти, родила второго сына Люка и переехала в Италию. Беременность протекала тяжело и потребовала почти постоянного соблюдения постельного режима. В начале 70-х годов в Италии возросла активность террористов «Красной Армии», и Одри расстаётся с Дотти и пытается вернуться в кино, снявшись с Шоном Коннери в фильме «Робин и Мэриан» в 1976 году. Фильм получил умеренное признание, далёкое от обычных высоких оценок фильмов с участием Хепбёрн. К удивлению окружающих, Одри отвергла казавшуюся явно написанной под неё роль бывшей балерины в «Поворотном пункте» (данную роль получила Ширли Мак Лейн, и успешный фильм упрочил её карьеру). Хепбёрн позднее сказала, что больше всего она сожалеет о том, что отвергла эту роль.
Рональд Рейган, Одри Хепбёрн и Роберт Уолдерс (1981)
В 1979 году Хепбёрн предприняла ещё одну попытку вернуться, снявшись в «Кровных узах». Книги Шелдона были столь популярны, что его имя было включено в название фильма, и это, очевидно, заставляло Хепбёрн считать, что фильм обречен на успех. Но это было не так. Критики, даже те из них, которые сами были поклонниками Хепбёрн, не могли рекомендовать фильм, ввиду явной банальности материала.
В 1980 году актриса начала встречаться с голландским актёром Робертом Уолдерсом, связь с которым продлилась вплоть до её смерти.
Последняя главная роль Хепбёрн в кино была в паре Беном Газзара в комедии «Они все смеялись», небольшой, стильной и светлой картине — настоящем номере под занавес для Хепбёрн, — снятой Питером Богдановичем. Фильм пользовался успехом у критики, но был омрачён жестоким убийством одной из его звезд — подруги Богдановича Дороти Страттен. В 1987 году Хепбёрн снималась с Робертом Вагнером в ироническом детективном телефильме «Любовь среди воров», который заимствовал элементы из некоторых её знаменитых фильмов, в частности из «Шарады» и «Как украсть миллион». Фильм пользовался умеренным успехом, причем Хепбёрн сама говорила, что приняла в нём участие ради развлечения.
Последней ролью Хепбёрн в кино, так называемой камео, была роль ангела в фильме Стивена Спилберга «Всегда», снятом в 1989 году.

Одри Хепбёрн тратила много сил, работая в ЮНИСЕФ. Испытывая благодарность за собственное спасение в период после нацистской оккупации, она посвятила остаток своих дней улучшению судьбы детей, проживающих в беднейших странах мира. Близкие утверждают, что мысли об умирающих, беспомощных детях преследовали её всю оставшуюся жизнь. Сотрудничество началось еще в 1954 году, с участия актрисы в радиопередачах. А после ухода из кино это стало делом её жизни. Хепбёрн была назначена специальным послом ЮНИСЕФ.
Работа Хепбёрн сильно облегчалась благодаря знанию целого ряда языков. Она разговаривала на французском, английском, испанском, итальянском и голландском языках. Она выучила итальянский, когда жила в Риме. Испанский она выучила самостоятельно, и существует съёмка ЮНИСЕФ, на которой Хепбёрн бегло говорит на испанском с жителями Мехико.
 Её первая миссия была в Эфиопии в 1988. Она посетила детский дом с 500 голодающими детьми и добилась, чтобы ЮНИСЕФ выслал пищу.
В августе 1988 Хепбёрн ездила в Турцию участвовать в кампании по иммунизации. Она назвала Турцию самым ярким примером возможностей ЮНИСЕФ. По возвращении она сказала: «Армия дала нам грузовики, торговцы рыбой дали вагоны для вакцины, и как только дата была назначена, потребовалось только 10 дней, чтобы привить всю страну. Неплохо».
В октябре того же года Хепбёрн поехала в Южную Америку, где посетила Венесуэлу и Эквадор. Хепбёрн говорила: «Я видела как крошечные горные общины, трущобы и стихийные поселения каким-то чудом впервые получили системы водоснабжения, и этим чудом был ЮНИСЕФ. Я видела, как дети строили сами себе школы из кирпича и цемента, предоставленных ЮНИСЕФ».
В феврале 1989 года Хепбёрн совершила поездку по странам Центральной Америки и встречалась с главами Гондураса, Сальвадора и Гватемалы. В апреле в рамках миссии «Операция Линия Жизни» она вместе с Робертом Уолдерсом посетила Судан. Из-за гражданской войны продовольствие из гуманитарной помощи не поступало. Целью миссии было доставить продовольствие в Южный Судан.
В октябре того же года Хепбёрн и Уолдерс посетили Бангладеш.
В октябре 1990 Хепбёрн едет во Вьетнам, пытаясь наладить сотрудничество правительства с ЮНИСЕФ в рамках программ иммунизации и обеспечения питьевой водой.
В 1992 президент США наградил её президентской медалью свободы в знак признания её работы в рамках ЮНИСЕФ, а Американская Академия Киноискусства наградила её Гуманитарной Премией им. Жана Хершолта за её помощь человечеству.
Но многочисленные поездки оказали отрицательное воздействие на ее здоровье. Она все сильнее слабела физически.
Поездка в Сомали и Кению с 19 по 24 сентября 1992 года стала для неё последней. Во время поездки у актрисы начались боли в животе. Африканские врачи не смогли поставить диагноз, так как в их распоряжении не было соответствующего оборудования. Однако они предположили, что проблемы со здоровьем могут быть серьезными и предложили прервать поездку, но Хепбёрн отказалась. В середине октября Одри Хепбёрн вместе с Уолдерсом отправилась в Лос-Анджелес на обследование. Результат оказался неутешителен: опухоль в толстой кишке. 1 ноября 1992 года прошла операция по удалению опухоли. Диагноз после операции был обнадеживающим; врачи полагали, что операция была сделана вовремя. Однако через три недели актрису вновь госпитализировали с острой болью в животе. Анализы показали, что опухолевые клетки захватили толстую кишку и соседние ткани. Это говорило о том, что жить актрисе осталось всего несколько месяцев. В больнице её навещали близкие друзья.

Вскоре она вернулась в Толошеназ, так как в Лос-Анджелесе ей уже ничем помочь не могли. Последнее Рождество она провела с детьми и Уолдерсом. Она назвала это Рождество самым счастливым в её жизни. Одри Хепбёрн скончалась 20 января 1993 года в возрасте 63-х лет.